Высадка союзников в Нормандии

capa_normandia

Ранним утром 6 июня 1944 года баржи с солдатами 16-го полка 1-ой пехотной дивизии подошли к берегу Франции в районе пляжа «Омаха». Роберт Капа молча стоял на корме, тревожно всматриваясь в тонкую полоску суши, покрытую дымом.

«Моя прекрасная Франция выглядела грязной и непривлекательной», — писал он в книге «Немного не в фокусе» несколько лет спустя, — «и немецкий пулемет, поливающий пулями воду вокруг баржи, окончательно испортил мне возвращение. Парни с моей баржи стали вброд добираться до берега. Я приготовился сделать свою первую фотографию вторжения: солдаты идущие по пояс в воде с оружием наизготовку, оборонительные сооружения, дымящийся берег на заднем плане.… Но боцман, который весьма торопился убраться отсюда, не понял, что я задержался, чтобы фотографировать: он подумал, что я струсил и помог мне выбраться из лодки пинком в зад. Вода была холодная, а до берега оставалась не менее ста ярдов. Пули делали дырки в воде вокруг меня, и я спрятался за ближайшим защитным сооружением. Какой-то солдат спрятался вместе со мной, и мы в течение нескольких минут делили это убежище. Он снял с ружья чехол, защищающий оружие от воды, и стал не целясь стрелять в направлении берега. Стрельба придала ему смелости, и он отправился дальше, оставив меня одного. Теперь места стало достаточно, чтобы спокойно фотографировать парней, которые, как и я прятались за защитными сооружениями».

Капа вспоминал, что он чувствовал жуткий страх, сотрясающий все его тело. Но он снимал и снимал, дрожащими руками перезаряжал камеру и снова снимал, повторяя все время фразу, которая прилипла к нему со времен войны в Испании: «Es una cosa muy seria» («Это очень серьезное дело»). Он использовал три пленки, сделал 106 фотографий.

Добравшись до Англии, Капа тут же отвез в пленки в Лондон и сдал их в фотолабораторию для проявки. Лаборанту не терпелось поскорее увидеть фотографии, и он допустил небрежность, в результате которой все пленки, которых так ждали, были сильно перепроявлены. Из 106 снятых в тяжелейших условиях кадров удалось спасти только десять!

Но эти нерезкие, полные драматизма, почти сюрреалистические фотографии очень точно передавали хаос и неразбериху того дня, разрывы снарядов и свист пуль над головой солдат, холод воды и страх смерти. Они обошли прессу всего мира, стали документом истории и … памятником фотоискусства.